Вас консультирует

foto-large

Юрист
Брусков Павел Витальевич

Криминальные банкротства и налоговые преступления: совокупность или конкуренция?

Просмотров: 6057
Возможность квалификации криминальных банкротств как совокупности с другими преступлениями практически не рассмотрена в литературе. Как правило, авторы исследуют составы преступлений, предусмотренных статьями 195 – 197 УК РФ, которые уже сами по себе представляют новизну и огромные сложности в правоприменительной практике. Высказывания о совокупности преступлений единичны, и сводятся к квалификации криминальных банкротств с хищениями (при наличии признаков соответствующих преступлений). Далее других авторов в данном вопросе пошел Яни П.С., который рассмотрел теоретические вопросы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 195–197 УК с преступлениями, предусмотренными ст. 165 и 201 УК /1/.
Совокупность преступлений регламентирована статьей 17 уголовного кодекса РФ. Статья прямо не содержит специальных указаний на реальную и идеальную совокупность преступлений, однако говорит, что совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя и более статьями УК (ч. 2 ст. 17). Идеальная совокупность преступлений характеризуется единым преступным деянием, которое причинно обусловливает наступление разнородных или нескольких последствий, что причиняет ущерб различным объектам, охраняемым разными статьями особенной части УК /2/.
Для целей настоящего исследования представляет интерес именно идеальная совокупность преступлений, т.к. реальная возможна, в принципе, с любым составом преступления, предусмотренного УК.
В качестве примера квалификации действий виновного по ст. ст. 195, 199 УК РФ можно привести уголовное дело ? 200120407/19, возбужденное 29.11.2001 г. Ишимским межрайонным отделом УФСНП РФ по Тюменской области в отношении руководства ДП ОАО «Мебельная фабрика» по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ /3/.
В ходе предварительного следствия установлено, что З., являясь директором дочернего предприятия ОАО «Мебельная фабрика», имея кредиторскую задолженность по уплате обязательных платежей по налогам и страховым взносам в государственные внебюджетные фонды на сумму 5 698 000 рублей, в период с 01.01.2000 г по 31.12.2000 г. совершил действия по отчуждению имущества вверенного ему предприятия. При этом З. в предвидении предстоящего банкротства реализовал имущество ОАО «Мебельная фабрика» предприятию ООО «Венера», а также различным частным лицам на общую сумму 1 345 877 рублей, что привело к уменьшению конкурсной массы на эту же сумму и причинению ущерба кредитору – государству.
Кроме того, в ходе расследования уголовного дела установлено, что З., являясь директором ОАО «Мебельная фабрика», и будучи ответственным за своевременность, правильность и полноту уплаты налогов, зная о необходимости их уплаты и имея такую возможность за счет наличных денежных средств, поступивших в кассу предприятия от реализации продукции и имущества руководимого им предприятия, умышленно не выполнил возложенные на него обязанности, тем самым уклонился от уплаты налогов. В связи с этим его действия были дополнительно квалифицированы по ч. 1 ст. 199 УК РФ. В феврале 2002 года указанное уголовное дело было направлено в федеральный суд, где по нему был вынесен обвинительный приговор.
Иные факты вынесения приговоров по уголовным делам о криминальных банкротствах в совокупности с уклонением от уплаты налогов имеют схожую схему с описанным.
Теперь рассмотрим противоположную позицию. Уголовный кодекс РФ не содержит указаний на то, какие статьи и по отношению к каким нормам являются общими, а какие – специальными. Разделение юридических норм на общие и специальные является категорией оценочной, и определяется правоприменителем. В рассмотренном примере статья 199 УК была включена в обвинение по признаку "иного способа", альтернативой которому в настоящее время является статья 199.2 УК. При совершении преступления в данных условиях субъект причиняет вред одному и тому же объекту, одной и той же категории общественных отношений, предусмотренных и статьей 195, и статьей 199.2 УК.
С точки зрения юридической конструкции (а именно, рассматривая в данном случае ч. 1 ст. 195 УК), аналогия юридических норм практически полная. "Сокрытие имущества", как основное понятие, определяющее суть преступных действий субъекта, использовано в конструкции статьи 195 и 199.2 УК; а также "имущественных обязательств" в ст. 195 УК и "денежных средств" в ст. 199.2 УК, что, в принципе, является в данном случае синонимами. Так по какой же норме следует квалифицировать действия виновного, который с целью неуплаты начисленных налогов, составляющих недоимку предприятия, совершил сокрытие имущества, повлекшее банкротство? По ч. 1 ст. 195, по ст. 199.2 УК, либо по совокупности указанных статей?
Я полагаю, что совокупности в данном случае исследуемые статьи не образуют, а специальной нормой должна являться ч. 1 ст. 195 УК. Обоснованием тому служат следующие причины.
Во – первых, статья 199.2 УК бланкетна и содержит отсылку на законодательство РФ о налогах и сборах, а именно – статью 47 НК РФ, в которой приведена последовательность взыскания налогов за счет имущества налогоплательщика–организации (часть 4). Ключевым в этом перечне является заключительный пункт № 6 – «другое имущество». Таким образом, абсолютно все имущество предприятия может быть обращено судебным приставом–исполнителем при работе по исполнительному листу, выданному инспекцией Федеральной налоговой службы РФ, в счет погашения недоимки по налогам и сборам. До тех пор, пока размер недоимки меньше стоимости всех активов предприятия, эта недоимка может быть погашена.  Налоги могут быть уплачены в полном объеме после проведения необходимого комплекса работ судебным приставом–исполнителем; следовательно, общественной опасности в деянии руководителя либо иного субъекта в случае сокрытия имущества нет. По смыслу статьи  199.2 УК, сокрытие имущества должно повлечь невозможность погашения недоимки. Значит, для наличия в действиях субъекта состава преступления текст статьи следует понимать как сокрытие всех денежных средств либо всего имущества организации? Ведь в противном случае хоть какое–то имущество для погашения недоимки останется (п.6 ч.4 ст.47 НК РФ), и преступления уже не будет. Здесь мы приходим к выводу о том, что если в предприятии не осталось имущества, то оно – банкрот, и квалифицировать деяния руководителя и иных управленцев надлежит по соответствующим «банкротским» статьям УК РФ (ст. ст. 195, 196) /4/.
Во - вторых, если предприятие неспособно удовлетворить в полном объеме свои обязательства, то умысел субъекта уже направлен на совершение криминального банкротства в целом, избежание уплаты налогов посредством признания предприятия банкротом.
В - третьих, отношения при введении процедур банкротства на предприятии регламентируются уже специализированным гражданским законодательством, во главе которого находится федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" /5/.
Таким образом, я полагаю, что при квалификации деяний субъекта, связанных с сокрытием имущества, следствие должно склоняться к статьям, предусматривающим ответственность за совершение криминальных банкротств, а не к ст. 199.2 УК, и не к их совокупности. Криминальные банкротства поглощают собой все общественные отношения, которым причиняется ущерб - и связанные с неуплатой налогов, и с невыплатой заработной платы, и с невыполнением договорных обязательств. Все вышеизложенное можно отнести и к ст. 196 УК, т.к. преступные действия применительно к статьям 195 и 196 могут быть одними и теми же.
Судебная практика крайне скудна и статистического материала для исследования не предоставляет. Соответственно, отсутствует постановление пленума Верховного суда по делам о криминальных банкротствах, которое могло бы послужить руководством к действию судам и следователям. Это и приводит к вынесению приговоров, обоснованность которых находится под сомнением. Исследованные материалы свидетельствуют об отсутствии выработанной правоприменительной практики в вопросах квалификации криминальных банкротств и налоговых преступлений. Например, уголовные дела ? 851099 и 851072, возбужденные по ст. 196, 199 УК, были прекращены по реабилитирующим основаниям (850964 - прокуратурой Курганской области, 851072 - судом, в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения) /6,7/. Вышеописанный приговор по делу ? 200120407/19, очевидно, вынесен с неверной квалификацией судом, неправильной оценкой понятия о конкуренции норм. Для более доступного понимания исследуемой проблемы можно привести абстрактный пример: субъект, причинивший тяжкий вред здоровью потерпевшего, подлежит уголовной ответственности по статье 111 УК, а не по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 111, 116, 115, 112 УК, на основании того, что причинение тяжкого вреда здоровью поглощает все другие степени тяжести.
Таким образом, признавая лицо виновным в совершении преднамеренного банкротства (либо в совершении неправомерных действий при банкротстве), суд автоматически признает факт причинения виновным вреда государству в виде неуплаченных налогов. Квалификация криминальных банкротств по совокупности с налоговыми преступлениями может привести к наказанию субъекта дважды за одно им то же деяние, что недопустимо (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ) /8/.
Список использованных источников:
  1. Яни П.С. Уголовная ответственность за преступления, связанные с банкротством. Лекция. Институт повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры Российской Федерации. – М., 2000 г.
  2. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева – 3-е изд., изм. и доп.. – М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА – ИНФРА.М), 2001 г.
  3. Архив Ишимского районного суда Тюменской области за 2002 год. Приговор по делу ? 200120407/19 в отношении З.
  4. Брусков П.В. "Уголовная ответственность за умышленную недоимку и проблемы ее применения" -"Право: теория и практика", Москва, 2005 г., ? 2.
  5. Архив Управления Федеральной службы налоговой полиции по Курганской области за 2003 гг. Постановление о возбуждении уголовного дела ? 851099 в отношении К.
  6. Архив следственной части по РОПД СУ при УВД Курганской области за 2003 год. Обвинительное заключение и приговор Варгашинского районного суда по уголовному делу ? 851072 в отношении В.
  7. Закон «О несостоятельности (банкротстве)» ? 127-ФЗ от 26 октября 2002 г.
  8. Конституция Российской Федерации
/Доклад на пленарном заседании Всероссийской научно-практической конференции на тему: «Административно-правовые, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминалистические и иные меры противодействия экономическим, налоговым правонарушениям и преступлениям», г.Челябинск, 2005 год. Автор - Брусков Павел Витальевич/.


← Назад в раздел