Вас консультирует

foto-large

Юрист
Брусков Павел Витальевич

Следователь, блин, не знал!

Просмотров: 763

В кабинете следственного управления, в котором я сидел, было, кроме меня, еще три следователя.

И стоял у нас в кабинете старый-старый задрыпанный компьютер, который уже и на ладан вроде бы дышал, но списываться и ломаться никак не хотел; нравилось ему, видать, на госслужбе. Никто уж и не komputer stariiпомнил толком, чей именно это был компьютер, и никому он на фиг был не нужен, но других в то время не было, и строчили мы все на нем бумажки по очереди (других то компов не было). И была у него еще одна особенность, коль уж он был ничейный, то никто о нем и не заботился не то, чтобы немного, а вообще никак. Флешек и накопителей тогда еще и не было, все носились с дискетами, и соответственно, заразили этот комп вирусами по самую завязку.

Вечером однажды сидит и щелкает на клавиатуре следак Кузьмин, человек раздолбайский, но добрый в душе.

- Интересная фигня на нашем компе появилась, - говорит Кузьмин. – Новый вирус, я такого и раньше не видел вовсе. Когда в Wordе печатаешь, он сам ставит слово «блин» иногда между словами. Если заметишь – сотрешь без проблем. А не заметишь – так «блин» и останется. Причем он ведь, зараза, так умело ставит – через запятую, пробел после «блина», все по правилам русского языка.

- Прикольно, - говорю я. – Надо внимательно печатать. А ты что пишешь?

- Обвинительное заключение по делу Стерлецкого, последний день, как всегда, завтра в прокуратуру дело сдавать на проверку. Спать охота – ужас! Но надо дописать. Зря, что ли, овцу в колхозе украли? Садить вора.

- Овцу украли? Жесть. Ну ладно, я домой.

День прошел.

Наутро через день – обычная планерка у начальника отдела. Поговорили вкратце обо всем, как всегда, довели новые приказы руководства до нас, и напоследок полковник говорит:

- И еще новость. Прокурор вернул дело Кузьмина для исправления недочетов. Причем формально все вроде бы правильно составлено, по закону, как требует УПК. Но по тексту – не очень. В нескольких местах прокурор выделил, вот прочитаем, например, одно их них, показания свидетеля Федоренко: «Обвиняемого Стерлецкого, блин, он в тот день не видел. О том, что Стерлецкий украл овцу, он, блин, не знал». И жирный знак вопроса от прокурора на полях. И таких знаков вопроса несколько.

Все следователи ржут.

- Ты как такое написать-то умудрился?

- Это не я, - загундел Кузьмин, понурившись, - это у нас компьютер с вирусами в кабинете, это он все вставляет «блин». Я думал, что все «блины» стер, но несколько осталось, видать. Я писал уже ночью, спать сильно хотел, не заметил...

pechatnaya mashinka

- Это еще что! – говорит с места следак Миронов. – Вот у нас была печатная машинка в кабинете, там клавиша с буквой «Р» западала, и иногда рядом с «Р» автоматически печаталась буква «В». Вот и написали однажды письмо в проКУРВАтуру. Там то вони со стороны прокуроров было больше, чем от «блина», одним знаком вопроса не отделались, пришлось объясняться и извиняться. Обиделись, блин!

Брусков Павел

 



← Назад в раздел