Вас консультирует

foto-large

Юрист
Брусков Павел Витальевич

Волокита по уголовному делу

Просмотров: 4752

Волокита по уголовному делу – это объект серьезного напряга всех следователей. Уголовных дел в производстве много, времени на расследование катастрофически не хватает. Приходится задействовать вечера, выходные, то есть личное время, но и это помогает не всегда; да и, кроме того, нервы-то не резиновые. По правилам, расследование уголовного дела должно быть закончено в срок до двух месяцев, если следователь не успевает – надо идти за продлением срока к прокурору. А прокурор его, это самое продление, просто так не дает – начинает копаться, как следователь работал, все ли сделал, что мог, почему не успел закончить расследование, и т.д. С одной стороны – правильно, так и надлежит делать, чтобы следователь пуп не чесал, а работал нормально и активно. А с другой стороны, с учетом существующей нагрузки, когда следак реально не справляется с валом работы по объективным причинам, наказание за волокиту в расследовании дела бывает незаслуженным.

Поступил я на работу в следствие, дали мне, как сама прокурорша потом сказала, «тяжелое наследие налоговой полиции» (это она большое уголовное дело по преднамеренному банкротству колхоза имела вknigi v rukah виду). Поручили мне расследование этого дела, когда срок следствия был уже продлен до восьми месяцев, а всего прошло шесть месяцев. Я приступил, гонял в колхоз регулярно, допрашивал всех подряд, делал другие следственные действия. Подходит время для продления срока расследования.

- Продлить-то продлят, - сказал Васнецов, следак, с которым мы сидели в одном кабинете следственного управления. – Лишь бы волокиты не было.

- Вот меня это всегда удивляло, - ответил я. – Где, в каком законе закреплен этот термин – «волокита»? Как она определяется? Как рассчитывается? В УПК такого понятия нет. Юридически на что опираться?

- Нет, - соглашается Васнецов. – И нигде нет такого понятия. И метОды для определения волокиты нигде нет. Просто смотрят, чтобы у тебя по уголовному делу было каждый день как минимум одно следственное действие.

- Офигенная логика. А если я постановление о привлечении в качестве обвиняемого листов на сто печатаю? Или обвинительное заключение на двести листов? Мне его недели две надо делать.

- Никого не волнует. Так что сначала по таким делам, как у тебя, стоящим на контроле в областной прокуратуре, все дело надо сначала сдавать к нам в областное УВД в методический отдел, они пару дней будут делать хронометраж следственных действий, если установят наличие волокиты – выносят приказ о наказании, и к областному прокурору пойдешь за продлением срока уже с приказом о наказании.

- И так по каждому продлению делают хронометраж?

- Ага. Считают количество рабочих дней за прошедший период, потом количество следственных действий, которые ты выполнил. Вот. Процедура длительная, муторная, нервишки тебе попьют, в общем.

С мрачным настроением я сдал дело в контрольно-методический отдел областного УВД. Назначили через два дня время, когда я в присутствии работника этого отдела пойду к заместителю генерала на ковер – обсуждать, сильно или несильно наказать меня за волокиту. То, что это наказание вполне реально, я не сомневался – все следаки рассказывали, что строгий зам генерала предпочитает всех подряд наказывать за каждое продление срока по уголовным делам. Приказ о наказании вынес – значит, виновник установлен, волокита имела место по вине следователя, а руководящий состав тут ни при чем – начальники не виноваты. Мерзкая система, где все прикрывают себе одно место, валя вину на рабочую лошадку, то есть следователя; но, с другой стороны, ничего умнее пока человечество не придумало.

В назначенное время через два дня приезжаю в областное УВД. Поднимаюсь к старлею, который мое дело изучал и который сейчас будет докладывать заму о том, что я волокичу со страшной силой, а я буду стоять рядом и обтекать от незаслуженной порки. Воображение, подогретое рассказами следаков, которые уже не раз ходили на прием к заму генерала, рисовало именно такие картины.

- Почему следственных действий то мало? – говорит старлей Леха, проверявший мое дело. – Как сейчас боссу докладывать?

- Как это мало? – начал возражать я. – Каждый день есть. И кроме следственных действий, ты считал, сколько я постановлений напечатал?

- Постановления не считаются. Раз расследование по делу не закончил в срок – значит, мало. Не знаю, что тебе сейчас скажет босс за такую волокиту.

Я промолчал и мысленно послал его к черту, крысу канцелярскую, ни разу живого человека не допрашивавшего и обыска не делавшего. Я понимаю, что ему положено по должности найти волокиту в моем расследовании; но проблем бы не было, если бы он подходил понимающе к своим обязанностям. Перед начальником ему нужно меня поругать, но тут, наедине, мы, одного возраста, одного звания, да и ранее знакомые люди – мог бы посочувствовать тяжкому уделу следователя. Ну что же, нет – так нет.

Заходим в огромный кабинет заместителя генерала. Красные ковры, величественная обстановка, сам антураж давит и заставляет себя ощутить козявкой перед лицом власти. Садимся, Леха начинает докладывать о необходимости продления срока расследования. Я мысленно обдумываю, как сейчас начальник будет исследовать наличие или отсутствие в моем деле волокиты. Наверное, как говорили следаки, считать рабочие дни, считать следственные действия, подробно разбираться в других документах и т.д. Уголовное дело уже представляло собой 11 томов.toma dela

Лехин доклад начальник вдруг прервал.

- Покажите тома, которые он, - показал рукой на меня, - нарасследовал за время с момента принятия дела к производству.

Леха ему вложил в руку два тома.

«Начинается, - подумал я. – Сейчас будет считать все и делать хронометраж».

Начальник, не открывая тома, положил их на одну руку, завел глаза к потолку и покачал эти тома на руке, на глазок оценивая их вес.

- Что-то больно легкие, - сказал он наконец, и опустил взгляд на меня. – Мало, видать, сделано. ВОЛОКИТА!!!

У меня челюсть буквально отпала от такого замера. Все рассказы бывалых следаков, все мои предположения о научном определении и расчете волокиты разбились о такое двухсекундное взвешивание томов дела на руке. Мысли разбежались и я не сразу нашелся, что ответить, но моего ответа и не потребовалось.

Замгенерала положил тома обратно в стопку и сказал, что с учетом сложности и объема дела подпишет ходатайство о продлении срока и без приказа о наказании. Пронесло!!!ok.gif

Потом, в следственном управлении, мы все покатывались со смеху над новым методом, который изобрел начальник для определения волокиты.

Брусков Павел



← Назад в раздел