Вас консультирует

foto-large

Юрист
Брусков Павел Витальевич

Загадочный «уральский районный коэффициент», или как я знакомила работодателя с трудовым законодательством

Просмотров: 5294

У многих из нас, работающих уральцев, понятие «районный уральский коэффициент» ассоциируется с чем-то неясным, неведомым или реально уже несуществующим, пришедшим из далекого СССР. А уж сколько легенд ходит вокруг этого коэффициента! 

Я расскажу вам свою историю и поделюсь своим опытом, быть может, для кого-то он станет полезным, быть может кто-то из работодателей прочтет эту статью и захочет сам привести в порядок свое «кадровое делопроизводство», а может, работники, устраиваясь на новое место службы, будут сразу же прояснять этот вопрос с нанимателем, а работающие сложившиеся коллективы будут смелее поднимать эту тему на повестке дня.

Что же это за «джокер в колоде», этот районный (региональный) уральский коэффициент? Который вроде бы и существует, но о нем очень часто либо не знают, либо не замечают, либо намеренно игнорируют? Давайте разбираться.

уральский коэффициент цитата 1

Работник зачастую просто боится поднимать этот вопрос, либо по причине, что скудно владеет информацией по этой теме, либо опасаясь потерять лояльность руководства, а работодатель и в принципе в этом не заинтересован, как в дополнительных расходах на содержание персонала, да бывает и сам «не в курсе». Но все же мы, работники Уральского Федерального Округа, должны знать свои трудовые права. Как и работодатель знать о своих обязательствах перед персоналом и о несущей им, работодателем, ответственности за неисполнение оных. А уж пользоваться ли нам своими «законными преимуществами», отстаивать их или нет – каждый решает сам за себя.

Таким образом, районный коэффициент начисляется на все составляющие заработной платы, и на оклад, и на премию.

Домыслы, что уральский коэффициент уже может быть включен в существующий оклад, если это не зафиксировано в подписанном Вами трудовом договоре, не основаны на действительности. Также имеет место легенда в обществе, что районные надбавки действуют только в государственных организациях или что начисляются только на минимальные оклады – тоже один из способов ввести работодателем своего сотрудника в заблуждение.

уральский коэффициент цитата 2




С основными понятиями разобрались, теперь я приступаю к своему повествованию.

Устроившись работать в филиал иностранной компании в Екатеринбурге, я была полна решимости «делать карьеру», набираться опыта и подниматься вверх по служебной лестнице. Но моим планам не суждено было осуществиться, потеряв лояльность руководства, когда я ушла в декретный отпуск, потом, посмев выйти в полтора ребенкиных года на «уже занятое место» (сотрудницу, которую брали на время моего декретного отпуска, отдел кадров из Москвы по ошибке приняли по бессрочному трудовому договору – опять-таки правонарушение), ну и совсем перестала интересовать работодателя как работник, сообщив о предстоящем, уже втором, отпуске по беременности и родам. Что ж, и работодателя можно понять. У нас российский менталитет и ничего с этим не попишешь.

За время моей работы в организации, назовем ее N, у нашего небольшого коллектива периодически возникал вопрос о начислении уральского коэффициента, имеем ли мы на него право, но дальше «разговоров за чаем» дело не шло. Однажды я задала вопрос по районной надбавке бухгалтеру по заработной плате, которая находилась в Москве, в Головном офисе, на что получила ответ: «Мы такое никогда не платили, не платим и не будем платить, мы – московская компания, и вы, соответственно, хоть и работаете в Екатеринбурге, на это права не имеете». Но этим ответом я не удовлетворилась и все-таки порылась в Интернете, почитала трудовое законодательство, судебную практику, получила информацию о своих правах в этой области, но тогда, в 2007 году, свои «знания» решила попридержать, находясь, на тот момент, в самом начале трудового пути в этой компании.

Второй раз я подняла этот вопрос перед бухгалтером по заработной плате и отделом кадров, который также находился в Москве, когда уходила в декретный отпуск с первым ребенком, но лишь в отношении декретных сумм. Пусть на зарплату не хотят начислять, но хоть на декретные начислят, им ведь эти суммы все вернутся, так думала я. Но получила ответ: «Мы спросим у тетенек из ФСС»…. И далее: «Я спросила у тетенек из ФСС (Фонд Социального Страхования), они сказали, что раз головной офис N в Москве, то декретные без уральских….». Тогда я с этим смирилась, т.к. не хотела, как и многие из нас, терять лояльность руководства, и планировала работать в этой компании, когда ребенок немного подрастет. Но, после определенной цепочки событий, уже уйдя во второй декрет, когда я поняла, что «выхода» в эту компанию мне уже нет, я решилась-таки потребовать выплаты уральского коэффициента на все декретные суммы и пособия по уходу за детьми. И заварила я в компании N «кашу»….

Очень долго компания N не хотела принимать положительное решение в отношении этих моих выплат, приводя аргументы и про Московский офис, и про то, что программа 1С под эти выплаты «не заточена», и что программист настроить не может….И вечная фраза: «На все нужно время!» В общем, «завтраками кормили». Однако слово «трудовая инспекция» сотворило чудо и энная сумма упала-таки на мою карточку, причем быстро. Сейчас я понимаю, что компания N просто связываться с трудовой инспекцией не хотели, и деньги эти выплатили мне просто, чтоб «отвязалась», свято веря, что никому из сотрудников ничего не должны. Однако незнание закона не освобождает от ответственности. И тут, то ли «червь сомнения» закрался в головы кадровиков, то ли проверка какая «подсказала», но, спустя год, когда я еще находилась в отпуске по уходу за ребенком до трех лет, мне позвонили с работы и попросили подъехать в определенный день к определенному часу подписать «важные документы о реорганизации предприятия». Слова громкие, звонкие, пугающие….. Я даже предположить не могла о чем там речь…. Если ликвидируют филиал – это одно, если предлагают уйти по собственному – тут другое, в любом случае все надо обдумывать. И потому я решила ничего спонтанно не подписывать, и попросила прислать мне эти «важные документы» по почте, в связи с нахождением с детьми на отдыхе в другом населенном пункте.

Как потом рассказали мне сотрудники, в тот день приехала в филиал представитель Головного офиса N, инспектор отдела кадров, и, вызывая каждого сотрудника в кабинет, по одному (а к слову, сотрудники все, как один, находились под впечатлением от слова «реорганизация»), предлагала подписать дополнительное соглашение к основному трудовому договору. Суть этого дополнительного соглашения сводилась, во-первых, к тому, что ныне мы - работники филиала в Екатеринбурге (хотя в основном трудовом договоре это и так четко сформулировано, но нужно же было как-то обосновать громкое слово «реорганизация»), а, во-вторых, что работодатель конкретизирует составные части заработной платы, простым языком, то, что наш оклад, прописанный в трудовом договоре, уже включает в себя районный коэффициент! Все сотрудники это подписали, поблагодарив Компанию и Всевышнего, что их не сокращают, находясь тет-а-тет с кадровым инспектором, и та, выполнив долг перед Компанией N, продолжила свой путь в Пермь, Новосибирск, Красноярск, Оренбург и другие филиалы, работники которых имели право на районные надбавки, с аналогичными дополнительными соглашениями.

Я, получив по почте это дополнительное соглашение, честно говоря, была на распутье. С одной стороны, открыто идти на конфликт, с другой стороны, понимала, что мы сами даем себя обманывать и унижать вот такими документами, такими методами взаимодействия звеньев Компании. И что кроме меня самой за мои права никто бороться не будет. В конце концов я ничего не теряю, затевая «войну». Даже в суде – оплата всех судебных издержек возложена на работодателя по закону.

Первое, что я сделала, написала в Компанию N официальное заявление на имя руководителя с просьбой выплатить суммы недовыплаченного уральского коэффициента за все время службы, с ссылкой на вышеперечисленные законы и статьи Трудового Кодекса Российской Федерации, также приложила присланное дополнительное соглашение, в котором отметила свое несогласие с изменениями условий труда, а именно, уменьшения окладной части. Ошибка была моя в том, что в заявлении была упомянута фраза «исходя из ежемесячных квитков видно, что уральский коэффициент не начислялся в период всей моей трудовой деятельности». Но, с другой стороны, чуть позже, я присылала Компании N также письмо, с просьбой выслать официально заверенные квитки/расчетные листки о моей заработной плате за весь период работы. В примечании скажу, что в электронных вариантах квитков ничего об уральском коэффициенте не писалось. Воспользоваться своей электронной корпоративной почтой я тоже не могла, так как доступ туда мне быстро заблокировала Компания N. Ответ со стороны N не заставил себя долго ждать. Компания уверяла меня в том, что ни в коем разе не ухудшают моих условий труда и заработной платы, а лишь конкретизируют ее части. Опять двадцать пять. Письмо про расчетные листки они проигнорировали. Ну что ж, досудебная попытка урегулирования конфликта соблюдена, хотя в трудовом праве она и не носит обязательный характер. Но документы эти сохраняю для дальнейших действий.

Тут уже нужно было действовать. Читая судебную практику и трудовое законодательство, я знала, что в суд могу подать только в течение трех месяцев со дня, когда я узнала о правонарушении работодателя. Решила, что проще и менее затратно это будет сделать через трудовую инспекцию. Это было ошибочное решение. Написав заявление в Екатеринбургскую Трудовую Инспекцию, с просьбой разобраться с данной ситуацией, я была, спустя какое-то время, счастливо перенаправлена в Московскую Трудовую Инспекцию. Было сказано: «Пишите жалобу туда, так как отдел кадров и бухгалтер по заработной плате Вашей организации N находятся в городе Москве». Пишу письмо туда…..жду какого-то реагирования. А время тает, пока Почта России письма доставляет туда-сюда письма теряются, дублируем, письма заказные работодатель N игнорирует, не забирает, приходится обычные писать, те, что прямо в руки секретарю Компании вручаются… три месяца уже скоро пройдут! В итоге с трудом дозваниваюсь до Московской Трудовой, добиваюсь разговора с инспектором, работающим по моей жалобе, и что бы Вы, уважаемый читатель, думали я услышу?! Правильно!!!! На днях мою жалобу отправили в Екатеринбургскую Трудовую Инспекцию для рассмотрения, т.к. филиал у Компании N в Екатеринбурге есть и я в нем трудоустроена! Далее уже была встреча с руководителем Трудовой Инспекции Екатеринбурга, в которой все-таки выяснилось, что это дело только в компетенции Трудовой Москвы, жалобу опять переперенаправили туда, но у меня уже времени ждать не было. Руководитель Трудовой Инспекции Екатеринбурга принял меня как гостя дорога. Всячески извиняясь и объясняя ситуацию, всячески обещая, как потом оказалось, мифическое содействие. Единственное по делу было : «В любом случае, не тяните. Обращайтесь в суд, быстрее будет». Хотя, как показала, практика, насчет «быстрее»… спорный вопрос! Три месяца истекали. В суде мои мытарства по трудовым инспекциям законный срок подачи искового заявления не увеличили бы. К теме о трудовой инспекции, если кто столкнется с подобным, с этого года жалобы сотрудников филиалов рассматривают только трудовые инспекции этого региона. Как они мне сказали: «Сейчас филиалы за себя отвечают сами». Хоть что-то конкретизировали, все вперед.

Теперь передо мной стояла проблема срочного поиска юриста. Ни одно юридическое агентство с этим вопросом связываться не хотело, многие говорили, что это бесперспективно, активно реагировали только юристы на сайтах, типа 9111, уверяя, что проще и дела нет, выигрышное на 100%, пересылайте только деньги, мы Вам исковое напишем, а дальше «все само решится». Думаю, тут мои комментарии излишни. С такими «конторами» надо быть осторожным. В итоге, по какому-то хитросплетению судеб, я нашла СВОЕГО юриста, назовем его Алексей, который уже имел опыт взыскивания районных надбавок и специализировался в том числе и по трудовому праву. И, в последний день, которым заканчивались положенные мне законом три месяца, за пять минут до закрытия суда, мы подаем исковое. Началась игра на правовом поле.

Собираем все имеющиеся документы – основной трудовой договор, все дополнительные соглашения и в особенности последнее и письма с отказом в выплатах. Также берем выписки из банка по всем поступлениям за время работы в Компании N, чтобы хоть приблизительно знать суммы задолженности и процентов за задержку платежей. С банком тоже заморочка – за это время Банк перешел на другую программу. Поэтому за самый ранний период моей работы в компании N, выписку о поступлениях на мой лицевой счет надо запрашивать в Московском офисе Банка, ждать. За каждый день задержки заработной платы начисляется по закону процент не ниже 1/300 ставки рефинансирования Центрального Банка. В каждый период она, как известно, разная. Также оформляем по договору все услуги юриста, чтобы возместить их в суде, оформляем доверенность на предоставление дел в суде. Как оказалось, оформить такую доверенность очень просто – достаточно заверить в управляющей компании своего дома, как пример. Также пишем ходатайство о получении от работодателя расчетных листков за весь период времени, для того, чтобы уже на процессе заявлять о точных суммах выплат по задолженности и просрочке.

А в компанию N, в Москве, тем временем, почти в один день, приходит повестка из Октябрьского районного суда города Екатеринбурга, и приходит запрос на документы из Трудовой Инспекции города Москвы. Тут уже они встали перед выбором – не судиться со мной, решая миром, но проверку трудовой этим не отменить, а если соглашаются на суд, то, по закону, Трудовая приостанавливает свою проверку до решения суда. Принимают решение судиться. Тоже нанимают юриста, юрист летает из Москвы в Екатеринбург, платят большие деньги, по меркам Екатеринбурга, отдельно за исковое, выезд на слушанье дела, на процесс, собирают кипы документов.

В суде мой юрист, Алексей, делает акцент на том, что за время работы работодатель в нарушение части 1 статьи 136 Трудового Кодекса РФ не извещал меня о составных частях заработной платы и не выдавал расчетные листки. На самом деле информировали нас о зарплате только по электронной почте, а по закону, вся подобная переписка не приравнивается к доказательствам в суде. Также акцентировали позицию Свердловского Областного Суда из судебной практики, о том, что право на выплату уральского регионального коэффициента работник имеет в течение всего срока действия трудового договора и трех месяцев со дня увольнения. Юрист Компании N всячески пыталась доказать, что с расчетными листками я была ознакомлена и мой срок подачи в суд давно пропущен. Даже пыталась приобщить к делу листки с моей электронной перепиской с бухгалтером по заработной плате по уточнению актуальных тогда сумм выплат. Также уповала на то, что моя заработная плата в Компании N выше прожиточного минимума по Екатеринбургу, поэтому коэффициент тут уже включен, просто ранее это N не конкретизировали. Говорилось и про то, что уральский начислялся только во времена СССР только в казенных учреждениях, когда действовали единые тарифные сетки в системе оплаты труда рабочих и посему эта надбавка потеряла свою актуальность. Ну, в общем, полный набор вышеперечисленных легенд.

После трехчасового принятия решения судьей в совещательной, суд вынес решение в мою пользу. Выброс адреналина был мощный. Взыскали всю сумму задолженности, денежная сумма в качестве процентов за задержку выплаты заработной платы, стоимость услуг юриста и моральный вред…2000 рублей. Сумма за моральный вред меня удивила, но это опять-таки, наш менталитет, наше отношение к человеку, наша историю, об этом можно говорить много. Но факт остается фактом, изучая судебную практику по делам, связанным с моральным вредом (в который, кстати, включается вред здоровью, к примеру, на производстве), убедилась, что только за потерю глаза/руки/ноги работнику могут назначить компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей. Один раз в истории Суда была назначена компенсация в сумме 500000 рублей – но там травма на производстве, в результате которой человек стал инвалидом, имея на содержании несколько иждивенцев.

Да! Но доказано главное! Уральский коэффициент – это не миф, все легенды не носят под собой правового фундамента, и я была права, рискнув. Это реальная надбавка, на которую мы, работники Урала, имеем право. И суд на моей стороне!

Увы, на этом мои мытарства не закончились, решение судья оформляла больше месяца, и то, я его получила «напором», звоня ее помощнице регулярно, карауля, буквально, под дверью. Потом ждали месяц, положенный срок, для подачи апелляции. Потом оказалось, что в Постановлении ошибка в названии организации. Судья в изумлении меня спрашивала: «Как это Ваш Юрист этого не увидел???? Вы же ему деньги платили!» Исправляли, ждали опять. Очереди, очереди, звонки, снова очереди. Тут надо понимать и то, что зачастую, самую «грязную» работу (беготни по судам) ты берешь на себя, юрист в этом не заинтересован, основную долю гонорара он уже получил, остатки, за выигрышный процесс ты и так ему отдашь, когда получишь деньги, а деньги ты получишь, когда решишь вопрос с послесудебной бумажной волокитой у судьи и ее секретаря. Быстрее, в разы, ты это, конечно, сделаешь сам. И, наконец, вот он – ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ЛИСТ! Для того, чтобы получить его, кстати, тоже пришлось идти «на поклон» к судье, объясняя, что деньги нужны на взнос младшему ребенку в Детское Дошкольное Учреждение, так как и там была какая-то заковырка, уже и не припомню ее сути. Лечу в банк, заполняю еще кипу бумажек и вот, ура, через два дня положенная сумма на моем лицевом счете.

В завершении написала в компанию N заявление, с просьбой пересчитать и доначислить суммы по различным больничным, декретным, в связи с недовыплаченным коэффициентом. Как ни странно, выплатили быстро. Только почему-то копеечное пособие по уходу за ребенком до трех лет продолжали платить исправно без уральских, 50 рублей, не 57 положенные. Почему, интересно? Опять нежелание вникать в закон? Или из принципа, что за 7 рублей ежемесячных я судиться вряд ли буду…

Самое интересное во всей этой истории, что после подписания сотрудниками нашего филиала вышеупомянутого дополнительного соглашения, многих сократили, причем с очень маленькой выплатой компенсаций. Потом также были различные кадровые перестановки, переориентирование основных направлений деятельности филиала, кто-то попал «под раздачу» чуть позже. Когда важны интересы компании, интересы сотрудников не принимаются во внимание, несмотря ни на какие лояльность и доверие.

Многие, наверное, скажут, что я «подмочила» свою деловую репутацию и прочее…..я об этом тоже думала, но все-таки я считаю, что «подмочила» я эту самую репутацию сразу же, как решилась выйти на рабочее место, охраняемое за мной законом, прервав отпуск по уходу за ребенком, хотя в фирме не ждали…. И вообще, много кто и всего разного может говорить, особенно, если ты в этой жизни имеешь свое мнение и себя в обиду не даешь. А где ты потом работать будешь и сколько будешь зарабатывать – все зависит уже от результатов твоей трудовой деятельности и от того - лодырь ты или трудяга. Только от тебя самого. Если ты безынициативный лентяй, ты и с «золотыми» рекомендациями ничего не добьешься.

Я, получается, там «проработала» дольше всех офисных сотрудников филиала. В августе этого года я решила официально расторгнуть договор с компанией, и тут уже со мной считались. Получила хорошую компенсацию (в пять окладов), на которую они сами почему-то захотели начислить уральский коэффициент (хотя, как раз на компенсации региональные надбавки не распространяются), но раз хотите – пожалуйста, я, конечно, препятствовать ни коем образом не буду. И отгулянный вперед отпуск, продолжительностью 28 календарных дней, «простили». Тут тоже произошла ситуация курьезная…. Ранее, когда я объявила о своем уходе во второй декретный отпуск, мне предложили взять отпуск вперед, что я, с радостью и сделала. Однако, когда Компания N заключила со мной договор о расторжении трудовых отношений по статье 77, часть 1, пункт первый, там было четко прописано, что мне выплачивается компенсация, и что после выплаты оной суммы мы друг к другу не имеем никаких материальных претензий. Однако, после подписания мной всех документов, это не помешало им перечислить мне сумму меньшую. Я сразу сообразила почему так и начала собирать информацию по этой теме. Собрав информацию, ознакомившись с законом 137 Трудового Кодекса Российской Федерации, скинула им ссылку на электронный адрес. А там интересно так в законе, ой интересно…. Процитирую:

уральский коэффициент цитата 3

Непонятно написано, да? То ли статья 77, статья 1, пункт 1 попадают под эти исключения, то ли все-таки это относится к статье 81? И вообще – компенсация – это не зарплата. Не знаю, что именно там возымело действие – однако, вся сумма использованного авансом отпуска, была перечислена мне мгновенно.

Со всеми документами кадровый инспектор приезжала ко мне домой. Надеюсь, что и работодателя я хоть немного просветила в трудовом законодательстве. Это касалось, в процессе нашего «сотрудничества», не только вопроса о районных надбавках, но и во многих-многих других, в этой моей статье не упомянутых.

Да, мой путь за свои права был тернист, но эта борьба многое мне дала. Дело не только в деньгах, хотя и в них тоже, я не дала себя обмануть, смогла за себя постоять, заставила с собой считаться и уважать и, главное, получила бесценный опыт. И еще – мне было интересно. Эта борьба придала и уверенности в себе и своих силах, закалила что ли. Сейчас, когда я сталкиваюсь с трудной ситуацией, будь она в любой организации – в детском дошкольном учреждении, в здравоохранении, в магазин, на дороге, в страховой компании - я всегда изучаю закон, а знание законов, пусть даже на простом, потребительском уровне – это всегда козырь в моих руках.

Не бойтесь отстаивать свои права, защищать себя, да, это сложно, но, как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского. И не так страшен черт как его малюют. Удачи Вам!

Приглашенный автор



← Назад в раздел